Сказание о Петре и Февронии

Она сказала юноше: «Влезь на печь нашу и, сняв с перекладины над печкой поленце, принеси сюда». Он, послушав ее, принес поленце. Феврония же, отмерив пядью сказала: «Отруби это от поленца сего». Слуга отрубил. Она сказала ему: «Возьми этот отрубок поленца, и пойди дай князю своему от меня, и скажи ему: в то время, пока этот пучок я очешу, князь твой пусть приготовит мне из этого утинца станок и все устройство, на котором соткется полотно его».

Юноша принес князю своему утинок поленца и слова девицы пересказал. Петр сказал: «Иди и скажи девице, что невозможно из такой малой деревяшки в столь малое время это устройство смастерить!» Слуга, придя, передал ей княжескую речь. Девица ответила: «А это ли возможно — взрослому мужчине из одного пучка льна в малое время, пока он будет в бане, сделать сорочку, и порты, и убрусец?» Юноша передал все князю. Князь подивился ответу Февронии.

Через какое-то время князь Петр пошел в баню, помазал язвы и струпы свои, но один струп оставил. Выйдя же из бани, никакой болезни не чувствовал. Наутро увидел все тело здоровым и гладким, кроме одного струпа. И дивился он быстрому исцелению. Однако не захотел князь взять Февронию в жены из-за происхождения ее и послал ей подарки. Она же их не приняла.

Князь Петр поехал в город Муром здоровым. Но от одного струпа начали многие струпы расходится по телу его. Возвратился князь на испытанное исцеление к девице. И когда подоспел к дому ее, со стыдом послал к ней, прося врачевания. Феврония же, нисколько гнева не держа, сказала: «Если будет мне супругом, то будет уврачеван». Петр дал твердое слово, что имеет намерение взять ее в жены себе. Она же снова, как и прежде, то же снадобье дала ему.

Князь, вскоре получив исцеление, взял девицу в жены. Приехали они в город Муром и жили там во всяком благочестии, ни в чем от Божиих заповедей не отступая.

Через малое время князь Павел умер. Благоверный же князь Петр стал править в Муроме.

Как-то один из слуг пришел к благоверному князю наговорить на Февронию. «От каждой, — говорил, — трапезы своей она бесчинно исходит: прежде чем встать, собирает в руку свою крошки, будто голодная». Петр, желая испытать супругу, повелел ей обедать с ним за одним столом. И как только закончился обед, Феврония, по обыкновению, собрала со стола в руку свою крошки. Супруг схватил ее за руку и, разжав ее, увидел ладан благовонный и фимиам. И с того дня прекратил ее в чем-либо испытывать.

Княгиню Февронию бояре не любили, поскольку была она княгиней не по происхождению. Однажды они пришли к князю в ярости, говоря: «Хотим все, княже, праведно служить тебе и самодержцем иметь тебя, но княгини Февронии не хотим, чтобы господствовала над женами нашими. Если хочешь самодержцем быть, пусть будет у тебя иная княгиня. Феврония же, взяв богатство достаточное себе, пусть уходит, куда хочет!» Петр со смирением ответил: «Обратитесь к Февронии, и что скажет, — послушаем».

Бояре устроили пир и обратились к княгине: «Госпожа княгиня Феврония! Весь город и бояре говорят тебе: дай нам то, что мы у тебя просим!». Она отвечала: «Возьмите то, что просите!» Вельможи промолвили: «Мы, госпожа, все князя Петра хотим, да самодержствует над нами. Тебя же жены наши не хотят, чтобы господствовала над ними. Взяв богатство, достаточное себе, уходи, куда хочешь!» Феврония же отвечала: «Обещала вам: что попросите, — получите. Я же вам теперь говорю: дайте и мне то, что я попрошу у вас». Они же, злые, рады были, не ведая будущего, и обещали с клятвою: «Что скажешь — сразу безо всякого прекословия возьмешь». Она сказала: «Ничего иного не прошу, только супруга моего — князя Петра!» Ответили бояре: «Если сам захочет, — ничего тебе не возразим».

Супруги покинули город по реке Оке. Вечером путники сошли на берег. Князь Петр начал размышлять, что дальше будет. Феврония сказала ему: «Не скорби, княже, милостивый Бог, Творец и Промыслитель всему, не оставит нас в нищете!» На берегу тем временем стали готовить ужин. Для того, чтобы повесить котлы, повар срубил и воткнул в землю маленькие деревца. После ужина княгиня, ходившая по берегу и увидевшая деревца те, благословила их, сказав: «Да будут они наутро деревьями великими, имеющими ветви и листву».

Что и сбылось: встав наутро, путники обнаружили, что срубленные деревца стали большими деревьями, имеющими ветви и листву.

Стали собираться в дальнейший путь. В это время пришли бояре из Мурома, говоря: «Господи княже, от всех вельмож и от всего города пришли мы к тебе, да не оставишь нас сиротами, но возвратишься в свое отечество. Многие вельможи в городе погибли от меча. Каждый из них хотел державствовать, и сами себя погубили. А уцелевшие вместе со всем народом молят тебя, говоря: господи княже, если и прогневили тебя и раздражили тебя, не захотев, чтобы княгиня Феврония господствовала над женами нашими, ныне же, со всеми домами своими, рабы ваши есть мы, и хотим вас, и любим, и молим: не оставьте нас, рабов своих!»