Акция "Мое детство - война"

Великая Отечественная война глазами детей и подростков (по воспоминаниям тружеников тыла)

В последнее время «дети войны», как поколение, становятся объектом все большего внимания со стороны исследователей Великой Отечественной войны. Сейчас они все чаще выступают как последние свидетели, которые еще могут описать военное время.

У детей войны разные судьбы, но всех их объединяет общая трагедия, невосполнимая потеря мира детства. В воспоминаниях, интервью и рассказах сведения, как правило, малоинформативны для воссоздания всей истории войны, однако очень ценны для реконструкции военной повседневности, семейного быта и локальной истории.

В 2015 г. в научный оборот был введен корпус материалов – воспоминаний, записанных от детей и подростков в возрасте 7-17 лет, рано вступивших на трудовой путь, переживших военные события в тылу (г. Ковров, Ковровский, Вязниковский, Южский районы Ивановской промышленной области).

Судьбы всего народа переданы через конкретную индивидуальность и ценны по своему содержанию, так как представляют собой живые отклики на действительные события в годы войны. Это, как правило, эмоциональные повествования о наиболее ярких событиях войны, которые осели в памяти рассказчика. Информантам были заданы следующие вопросы: начало войны и мобилизация на фронт, использование детского и подросткового труда, мобилизация на различные дополнительные работы, снабжение, питание, нормы продуктов, окончание войны и День Победы.

Рассказы детей о своем военном детстве помогают восстановить картину жизни людей в тылу, воссоздать атмосферу провинции военного времени. Тексты даются без авторской правки.

Данное исследование было построено на воспоминаниях 10 респондентов:
1) Н.К. Дроздова, 23.08. 1922 г. р., г. Ковров;
2) А.А. Шульгова, 15.05. 1923 г. р., Саратовская область, Калининский район, село Шклово;
3). З.К. Мочалова, 12.11. 1930 г. р., г. Ковров;
4) Н.И. Мочалова, 14.02. 1930 г. р., г. Ковров;
5) М.Н. Крылова, 1936 г. р., г. Вязники;
6) Г.П. Дементьева, 28.10. 1935 г. р., Ковровский район;
7) К.А. Денисова, 28. 11. 1924 г. р., д. Яковлево Южского района;
8) Л.А. Сударина, 04,08. 1928 г. р., п. Мстера Вязниковского района;
9) А.П. Ермаков, 12. 03. 1928 г., с. Гришино Фоминского района Владимирской области;
10) Н.Д. Одинокова, 1926 г. р., д. Романово Подосиновского района Архангельской области.

Особенности военного времени в значительной степени отразились на жизни детей. Многие респонденты отмечают, что их жизнь резко изменилась с объявлением о начале войны и проводами родных на фронт. На вопросы о начале войны информанты не называют конкретных дат. Они ассоциируют начало войны с мобилизацией мужского населения на фронт, мобилизацией на различные работы, прибытием эвакуированного населения.

Н.И. Мочалова: «Помню, объявили о начале войны. Мы стали собираться. Собрали все самое необходимое. Вышли на улицу, а там много людей. Не знаем, что и делать. Потом потихоньку стали успокаиваться, решили, что покидать город нет пока необходимости, и разошлись по домам».

Г.П. Дементьева: «Помню, как всей деревней провожали на фронт дядю Петю (Соколов Петр Степанович), маленькие ребятишки облепили его со всех сторон, идем рядом, вышли из деревни, проводили его до леска».

Л.А. Сударина: «О начале войны объявили по радио, люди выходили на улицу. Все считали, что война быстро закончится. Отца по возрасту не взяли в армию. Братья Виталий, Виктор, Василий, Петр и сестра Вера были мобилизованы на фронт».

З.К. Мочалова: «На первом этаже, где сейчас гастроном, жили дети, вывезенные из блокадного Ленинграда. Я приносила кусочки хлеба маленькой девочке Верочке и ее брату. А однажды соседка по рабочему месту отдала мне бутылку молока, она была из деревни. И я принесла ее этим детям».

Н.И. Мочалова: «В город приехали эвакуированные. Их размещали по квартирам. К нам подселили семью из Ленинграда – женщину с двумя детьми».

Л.А. Сударина: «В войну в п. Мстера открыли детский дом, куда направляли эвакуированных детей, оставшихся без родителей. Мой отец несколько раз ходил на станцию Мстера и на руках приносил детей, прибывающих в детский дом, так как транспорта не было. Прибывало много эвакуированных, их распределяли в поселке и окрестных селах».

Тяжелый труд и условия жизни в военное время способствовали раннему взрослению детей и подростков. С началом войны они оказались в тяжелых материально-бытовых условиях, когда были вынуждены выходить на работу в завод, колхоз, где работа велась часто без соблюдения каких-либо норм и скидок на детский возраст. Респонденты показали, что война изменила традиционные роли членов семьи. Зачастую главой семьи становились старшие дети. Подростков часто мобилизовали на лесозаготовительные, лесосплавные, сенозаготовительные и другие работы.

З.К. Мочалова: «В январе 1943 года я решила пойти работать. Мне было 12 лет. … Меня взяли контролером в цех № 15. Зима 1943 г. стояла холодная. В цехе было холодно, вода замерзала в питьевых бачках, на станках – фрезоль. Мелкие, примерзшие детальки приходилось пальчиками выковыривать. … Завод работал в две смены, а после работы все должны были отработать по три часа на строительстве комсомольского корпуса».

К.А Денисова: «Когда началась война, прислали бумагу – отправили меня заготавливать торф для ткацкой фабрики на торфяное болото. … Затем работала на пристани «8 февраля» грузчиком. … Работали по 12-14 часов, да еще ночью разбудят разгружать прибывшее судно».

Л.А. Сударина: «В каникулы работала в колхозе на сенокосе, заготовке дров и промывке огурцов на семена».

А.П. Ермаков: «Перешел в 7 класс, за нами закрепили лошадей, и всю зиму я, двое мальчишек и старичок возили дрова на ткацкую фабрику им. Парижской коммуны в г. Вязники».

Н.Д. Одинокова: «С 1943 г. работала на тракторе за рулем. … Работали ночами, чтобы не перегревалась машина, и тратилось меньше бензина. …В колхозе на трудодни трактористам давали овес, пшеницу, горох». В тылу люди столкнулись с острой проблемой нехватки питания, предметов первой необходимости, одежды, обуви. В августе 1941 г. были введены карточки на продукты питания, в январе 1942 г. – на промышленные товары. В сельской местности карточки не вводились. В селах почти прекратилось снабжение продуктами питания и промышленными товарами. Колхозники основные продукты питания получали от личного хозяйства: картофель, овощи. Чай заваривали из сухих листьев смородины, малины, сушеной моркови, вместо сахара использовали сушеную и пареную свеклу, репу.

Н.И. Мочалова: «Мне повезло, родители работали на заводе, получали заводской паек. Взрослым давали 800 грамм хлеба, детям 400 грамм. Был небольшой участок земли в пойме реки Клязьмы, где наша семья сажала картофель, капусту, просо. Продукты питания можно было купить на привокзальном рынке «Хитровка», но цены на них были высокие. … Есть хотелось всегда. Рацион был скудный. Зеленые щи, побеленные молоком, хлеб. … Мы с мамой ходили в ближайшие деревни: Ручьи, Б. Всегодичи, Кузнечиха, Бизимово, и обменивали отрезы ткани на продукты. Они нас тогда выручили».

Н.К. Дроздова: «Выдавали талоны в заводскую столовую. Ели суп гороховый или чечевичный. Запомнилось, мама принесла молока, мы ели его с хлебом, наесться не могли».

Г.П. Дементьева: «Картофельные очистки не выбрасывали, а сушили на печке. Затем очистки толкли в ступе, мешали с отрубями и пекли хлеб. … Затемно уходили за ягодами, потом возили в Ковров. Вот на эти деньги и жили. Чуть зазеленеет, в лес за всякими травами. Все, что можно есть, ели».

Л.А. Сударина: «Жили за счет огорода, сажали даже просо на пшено. Хорошо помню, как мама делала мармелад из клюквы, свеклы и мороженого лука».

З.К. Мочалова: «Помню, как с мамой ходили в деревню продавать швейную машинку. Жили бедно, теплой одежды не было, родственников в деревне не было, 400 граммов хлеба, которые выдавали маме, не хватало на двоих». Занятия в школах городов и сел продолжались. Опрошенные информанты, несмотря на трудности, ходили в школы, учились в техникуме. В селах, в связи с тем, что школьники старших классов должны были оказывать помощь колхозам, работать приходилось после занятий. Часто старшеклассников совсем снимали с занятий и переводили на рабочие специальности. Программы обучения сокращались. Поиски пропитания заменяли детям игры. Анализ воспоминаний респондентов показывает, что наибольший объем свободного времени детей и подростков приходится на решение бытовых проблем и домашний труд. Коллективные походы в лес за грибами, ягодами, травами, помощь взрослым становились теми повседневными занятиями, которые были доступны в годы войны.

Н.К. Дроздова: «Я с братом ходила в школу. А после нее гуляли, летом бегали на речку, ходили за хлебом. Я с подругами навещала раненых в эвакогоспитале (школа № 1). Давали концерты. Пели, танцевали».

М.Н. Крылова: «Мы играли в незатейливые игры: скакалки, лапта, классики, в мяч, катались на качелях. По вечерам мама читала мне книгу «Муха – цокотуха».

Н.И. Мочалова: «Когда началась Великая Отечественная война, я была ученицей третьего класса школы № 1 … В классе было холодно, сидели за партой в верхней одежде, в перчатках. Писали чернилами на старых газетах между строчек. Часто чернила замерзали».

Н.К. Дроздова: «Окончив в школе № 2 восемь классов, продолжила учебу в механическом техникуме. По окончании третьего курса пришла проходить практику на завод им. Киркижа. Началась война, так я и осталась на заводе».

Г.П. Дементьева: «Были луга в 15 километрах от нашей деревни. Вся молодежь ездила туда и заготавливала сено, укладывали в стога, а зимой вывозили сено на санях. Лен дергали дети, а матери вязали в снопы и ставили в бабки. На трудодни давали льняное масло».

А.П. Ермаков: «Весной председатель колхоза пришел в школу к директору и сказал, чтобы нас освободили от учебы и поставили отметки. На этом моя учеба закончилась». Бесчисленные тяготы и напряжения сил не были напрасными – долгожданный май 1945 г. наступил. Информация о дате окончания войны в памяти респондентов чаще всего размыта.

Н.Д. Одинокова: «Был дождь, мою пол, а Катя прибежала с работы, и кричит: «Война кончилась». А мы обнялись и заревели, что без отца и матери. В нашу деревню вернулись только два мужика. Один без ноги, другой с отмороженными».

Л.А. Сударина: «Об окончании войны узнала из сообщения по радио. Все выбегали на улицу, кто радовался, кто плакал. Вернувшихся с фронта встречали всем поселкам, как родных. Многие пытались узнать, не встречали ли родственников, пропавших без вести».

З.К. Мочалова: «О Победе услышала от соседей. Все выскакивали на улицу, обнимались и плакали».

А.А. Шульгина: «Объявили Победу. Кругом сплошной рев, все обнимались, целовались. Кто узнал о Победе, сидя дома один, выбегал на улицу поделиться радостью».

Дети войны, теперь уже пожилые люди, пережившие голодные, очень трудные военные годы, не ожесточились, не утратили интереса к жизни.

Герасимова Н.А.,
заведующий сектором учета и хранения музейный предметов Ковровского историко-мемориального музея.

Алексей Ермаков (в центре) с друзьями

Алексей Ермаков (в центре) с друзьями

Галя Дементьева с братом Володей

Галя Дементьева с братом Володей

Вернуться в раздел